?

Log in

No account? Create an account

November 24th, 2009

многоликая депрессия

стории этой без малого 40 лет. Теперь мне кажется всё настолько прозрачным , что не ясно, как могли не понять окружающие тогда, 40 лет назад. Нет, то что я в свои 18 в жизни ничего не смыслила и в людях не разбиралась, это не удивительно. Но вокруг-то были взрослые, умудрённые жизнью люди. И однажды, вспомнив эту историю, я подумала: эта психологическая задача даже не двухходовка, а в один ход.
.
В 70 году в первый, но не в последний раз, я не поступила на психфак ЛГУ. И пошла устраиваться на работу. Бухгалтером. Непыльно и звучит уважительно. В отделе кадров подтвердили: да, есть вакансия, чёрте что, хорошего специалиста увольняем, за то, что он на костылях ходит, а соплю школьницу принимаем, заявление перепиши, в бухгалтеры она хочет, а как слово "бухгалтер" пишется - не знает.
Фраза, что кого-то увольняют из-за того, что он на костылях ходит, - меня напрягла. На следующий день я случайно увидела этого человека - никаких костылей при нём не было. Тем более странно. Но потом уже в отделе мне было всё рассказано и сверху полито соусом "тихое помешательство".
Представьте себе мужчину из славной гильдии замухрышек - невысокий, щупленький, лысоватый, пугливый неразговорчивый тихоня. 37 лет он был самым умным, самым красивым, самым любимым и самым единственным сыном на свете. А потом случилось то, что рано или поздно в этой жизни случается - мама умерла. Андрей Иванович остался один.
Нет, конечно, ему посочувствовали. Профком денег выделил на похороны. Путёвку в санаторий выбили. Тем более, что пришла беда - открывай ворота, в декабре того же года он сломал ногу. Но тут Андрей Иванович показал себя тогда молодцом - 4 дня на работу в гипсе и на костылях приезжал. Плановые проверки были, комиссия в бумагах рылась, надо было присутствовать и давать разъяснения.
Потом всё вроде наладилось: как прежде его в упор никто не видел, так и теперь. Но где-то с год назад, приходит из соседнего отдела тётка и спрашивает:
- А что, Андрей Иванович опять ногу сломал?
- С чего ты взяла?
- Да я его вчера видела на костылях и с гипсом.
- Ничего подобного. Вон он вприпрыжку скачет.
- А, значит обозналась.
Но Питер - город маленький, а бухгалтерия большая. Потом его ещё кто-то на костылях видел, потом ещё. А потом тайну мадридского двора взяла в свои руки дама, после развода с мужем имевшая кое-какие виды на Андрея Ивановича. Должна же она понять, что происходит с потенциальным женихом. Адрес она знала.
Конец август. Раннее воскресное утро. На скамеечке возле обычной пятиэтажки сидит дама бальзаковских лет в парике и чёрных очках. В хозяйственной сумке ещё пара париков и набор кофточек, а также бинокль и фотоаппарат. Экипирована она как следует, потому что прошлая её попытка сорвалась из-за недостатка реквизита. В 10 часов из подъезда своего дома выходит Андрей Иванович с двумя удлинёнными свёртками в руках и куда-то идёт. Куда он идёт дама уже знает - в подъезд соседнего дома. А потому она сразу шустрит на остановку автобуса. Там она дождалась Андрея Ивановича, который тоже слегка откорректировал свою внешность - усы приклеил. Но... Андрей Иванович в гипсовой лангете и на костылях. Заходят они в автобус, Андрею Ивановичу тут же место уступили сознательные пионеры. Катается дама с ним на автобусах и трамваях полдня. Но куда он ездил, так и не поняла. Однако фоток исподтишка нащёлкала.
И когда был готов компромат - заявилась к начальнице со словами "американский шпион". Начальница выразила сомнения, что Америке нужны сведения о потреблении манки в детсадах Вас.ост. И предположила, что тут что-то с психикой. "Хорошо же - сказала дама: А вы дадите мне гарантии, что, раз у него что-то с психикой, то он, улучшив момент, не съездит мне по голове пресс-папье?" Начальница была женщиной чуткой, тактичной, фронтовичка в прошлом, раненых с поля боя под огнём выносила, а потому ответила в том ключе, что, мол, вы мне такие отчёты сдаёте, что я не гарантирую, что сама когда-нибудь не воспользуюсь пресс-папье для тех же целей.
На следующий день вызывает она на ковёр Андрея Ивановича и начинает издалека:"Вот у вас перелом был, кость не болит? Не болит. А нерв не тянет? А судороги в мышцах бывают? Нет?! А какого же простите за выражение арифмометра вы по городу на костылях гуляете?" И шмяк на стол фотографии, где он в усах и на костылях. Андрей Иванович испуганно заёрзал на стуле. "Значит так, либо вы приносите справку из ПНД, что с вами всё в порядке, запрос мы туда сами пошлём, либо вот вам бог, вот порог, а вот бегунок." И Андрей Иванович написал заявление об уходе.
А я тоже и месяца там не смогла проработать. Через неделю вид конторских книг вгонял меня в депрессию, а от одного воспоминания о той грымзе, которую мне назначили наставницей, у меня начиналась паническая атака. Пишу я заявление, начальница меня ругает на чём свет:"Да куда ты пойдёшь со своим здоровьем? Здесь твоё место!""Да куда угодно, лишь бы не здесь. В зоопарк пойду вилами навоз за бегемотами убирать.""Ох, везёт нашей бухгалтерии на сумасшедших!" - сказала она подписывая моё заявление.
И что потом случилось с этим дядькой - я не знаю. А тайна мадридского двора - вовсе не тайна. Ответ на ладони лежит. Просто в совдепии на тот момент психология только-только выходила из анабиоза. И на бытовом уровне в этой области все были непроходимо невежественны.