?

Log in

No account? Create an account

August 21st, 2015

Упражнение для пальцев рук, поднимающее настроение. Чем крупнее тренажёр, тем лучше самочувствие.
Read more...Collapse )

Tags:

Что выросло, то выросло.

Гутта Медовая написала пост. И вроде бы всё логично. Причины и следствия выстроены безукоризненно: безумно любящие родители растят перверзного нарциссиста. Вот причина — родители во всём потакают детке. Вот последствие — перверзный нарциссист. И кажется, ни убавить ни прибавить. И с чем же я тогда не согласна? А с тем, что я видела в жизни. Мамина приятельница, учительница биологии Нина Степановна и её единственный сын Валера. Нина Степановна по всем правилам, изложенным в Гуттином посту растит нарцисса. И а дыхательное и пихательное, и пылинки сдувает, и гений перегений. И рассказы взахлёб: какую он грамоту получил по чистописанию. В очередной раз собрав гостей, Нина Степановна достаёт из папки эту заветную грамоту и в сотый раз рассказывает, что на районном соревновании было 7 девочек и только он один мальчик. Рассказывает, как проходило соревнование. Какие тексты они переписывали с листа, какие под диктовку. И что оценивались работы вслепую. И все пять судий присудили ему первое место. Отдельно оценивался нажим, так как с появлением авторучек навык нажима стал утрачиваться. Но и тут Валера не подкачал, у него отметили самый безукоризненный нажим.
— Ну что, — сказал мамин дядя по отцовской линии, намазывая горчицу на колбасу, — лавры Акакия Башмачкина ему уже уготованы.
И тут Валера, которому уже порядком надоела эта тема, вырвал из рук матери эту, будь она неладна, грамоту. Порвал её на куски прямо а присутствии гостей и ушёл из-за стола.
Валерина мама очень расстроилась и на следующий день пришла в школу за дубликатом.
Казалось бы, Нина Степеновна делала всё возможное, чтобы вырастить из сына самовлюблённого нарцисса. Нет, вырос сдержанный, немногословный, в чём-то жёсткий мужчина. И не Акакий Акакиевич, а сосудистый хирург.
Если хочется ещё примера, прочтите «Обещание на рассвете» — автобиографический роман французского писателя Ромена Гари. Мать, которая и булочнику, и квартирной хозяйке, и случайному прохожему на улице объясняла: «мой сын станет французским посланником, кавалером ордена Почетного легиона, великим актером драмы, Ибсеном, Габриеле Д’Аннунцио. Он будет одеваться по-лондонски!», по всем законам психологии должна была воспитать перверзного нарциссиста. А воспитала писателя, и её сын действительно стал генеральным консулом Франции, кавалером ордена Почетного легиона. А так же дважды получил Гонкуровскую премию — в 1956 под именем Ромена Гари и в 1975 под именем Эмиля Ажара.
И в то же время воспитывают родители своего ребёнка по всем правилам и рекомендациям, а вырастает всё равно нарцисс. Да ещё какой!(Смотрим на Максима Лобанова). Да ещё и упрекает родителей в недостаточности родительской любви. Вот как тяжело ему было формироваться в перверзного нарциссиста в гения всех времён и народов — родители палки в колёса вставляли, не пели ежедневные дифирамбы в его честь. Не восхваляли на всех просторах родины его невиданные таланты. То есть не верили в него. И именно из-за этого он не стал тем, кем стать ему было предначертано, — героем и великим человеком.
И тем не менее он стал тем, кем стать ему было предначертано, — нарциссом и психопатом. Если у нарцисса любящие и лелеющие его родители, все скажут: вот, избаловали. Если родители всё детство пытались привести в норму своего трудного ребёнка (отобрал в песочнице у соседа лопатку — отнять у него, отдать обиженному и тд), то потом нарцисс на всех углах стенает, как жестоко с ним обращались в детстве. А раз с ним так, то и он имеет право.
Очень тяжело и мучительно осознавать, но роль воспитания в формировании личности сильно преувеличена. Была какая-нибудь непродиагностированная микротравма ГМ — и всё. Ты на стену потом можешь лезть, воспитывая своего ребёнка по всей науке воспитания, а вырастет то, что вырастет. То, что заложено природой, то, что дополнено лекарственной терапией в пренатале, то, что испорчено кривыми ручками акушерки. А вот воспитание — вишенка на весь этот торт.