?

Log in

No account? Create an account

August 30th, 2015

Провокационный пост.

Провокационный пост, как лесной пожар, загорается от малейшей искры и гудит каментами. Потом затухает, но то и дело там и тут вспыхивают огоньки пламени — это доругиваются между собой недоспорившие комментаторы.
Вот и мне прилетела такая искра. А я уже было хотела забыть этот неприятный пост. Но искра очередной раз кольнула маленьким ожогом. И я решила написать об этом тексте.
Провокационно в нём всё, начиная с названия, — «Толерантность за чужой счет». Это как следует понимать? Есть некто, призывающий к толерантности, но так как сам он живёт в хрустальном замке на сейшельских островах, и ему прислуживают прекрасные гурии с опахалами, то толерантность будет не за его счёт, а за счёт простых людей, которые вынуждены терпеть уродов. Так? Или всё-таки талерасты (как их тут же окрестили в комментария к этому посту) ходят по тем же улицам, заходят в те же кафешки, и у них нет хрустальных замков? А почему же тогда они талерасты? А всё просто. Они и есть те самые уроды, которых надо терпеть. Или матери этих уродов, или сёстры и братья. Ну что же, в этом есть своя логика.
Однажды я выгуливала своих внучек в Благовещенском садике. Они на тот момент были малы и рылись в песочнице. Какая-то несчастная мамочка подогнала коляску со своей дочкой к самому бортику песочницы. И стала помогать девочке вылезти из коляски. Девочке было лет шесть. Тяжёлый ДЦП. Ноги на цыпочках носками внутрь, руки контрактурами притянуты к подбородку. Пальчики одной из ручек с трудом удерживали ведёрко с совочком. Но мордаха у девчушки была счастливая. Видимо, мама всячески оберегала своё неудачливое, но любимое дитя от беспощадных оценок со стороны. И тут с воплями подскакивает бабушка одного из местных пескокопателей. Она не позволит, чтобы возле её здорового внука выгуливали эту ненормальную. Пусть сидит там, где других детей нет.
Мама больной девочки вспыхнула, закусила губу и скорей-скорей стала назад усаживать в коляску своего ребёнка, чтобы убраться подальше от конфликта. И её девочка не поняла бы, что стало причиной недовольства этой женщины. Мать с больным ребёнком ушла, и старуха почувствовала себя победительницей. Я смотрела на неё и думала, а ведь это и есть тот самый «простой человек», о котором нам постоянно умильно вещали при советской власти. И я подумала, а что бы было, если бы беда вошла в дом этой старухи. Стала бы она гуманнее и порядочнее? Случай проверить это не заставил себя долго ждать. Сижу я в нашем телефонном пункте — бумага пришла про древние задолженности по междугородке с городом, о существовании которого я узнаю из телефонной квитанции. И не я одна. Видимо, телефонисты так план выполняют, за счёт тех, кто платит по счетам не глядя. И тут в телефонную контору вваливается тётка, почти родная сестра той победительницы у песочницы. Следом заходит её муж с уже довольно большим парнем на руках. Парень лет 12, с тяжёлым ДЦП. Явно лежачий. Какого чёрта его сюда притащили? А вот какого. Тётка не стала спрашивать: кто последний. Она и так первая, раз у неё больной ребёнок. И тут же попёрла ругаться в кабинет к операторше, а дядька ребёнка туда занёс, как аргумент их безусловной правоты. Им тоже пришёл счёт за разговор с Урюпинском. «Как вы смеете нас обсчитывать, у нас больной ребёнок». А в иных обстоятельствах, значит, обсчитывать можно.
И вот он момент истины — под видом требования толерантности к больным людям требуют толерантность к своему хамству и наглости. Что собственно и произошло в истории с Оксаной Водяновой. Сцепились два хама — шашлычник и нянька. А бедная девочка была лишь аргументов в этих разборках.
Но зачем остриё критики «добрые психиатры» направили не на вполне себе здоровых хамов, а на больных людей, которые ведут себя неадекватно? Припадок девушки был спровоцирован руганью. Если бы обстановка была спокойной и доброжелательной никакого припадка бы и не было. Но именно больных людей dpmmax подставляют под удар. Конечно, в конце поста они пишут: Да, если человек по нашему мнению, непропорционально сложен, неопрятно ест, неаккуратно двигается, громко смеется, говорит слогами, и нам это активно не нравится, - это только наши проблемы, человек имеет полное право не запираться в 4-х стенах и жить так, как ему нравится. Но если его поведение нарушает общественный порядок, простите, а почему собственно другие должны это терпеть?
Да, общество не идеально, да и где они, эти идеальные миры, но, взывая к чужой толерантности, надо помнить и о своей ответственности за поведение больного человека. Иначе получается толерантность за чужой счет.
Так в том -то и дело, что если человек непропорционально сложен, неопрятно ест, неаккуратно двигается, громко смеется, говорит слогами, и нам это активно не нравится,.. то его поведение нарушает общественный порядок, простите, а почему собственно другие должны это терпеть?
Именно так все и поняли. И в этом ключе комментировали. Ату уродов. Мало того, что всяких дармоедов содержат за счёт налогов, так они ещё и глаза мозолят в общественных местах.
Ни советское, ни российское общество и близко никогда не было толерантным к больным и убогим. Страна, победившая фашизм, собрала всех сильно искалеченных победителей и отправила на Валаам с глаз подальше. С младенчества в нас закладывают страх и отвращение к любым физическим и уж тем более психическим недостаткам. Добрая половина (или недобрая) обсценной лексики — это термины, пришедшие из медицины и психиатрии, как то: урод, даун, псих, сумасшедший, идиот, маразматик и тд. Можно продолжать да бесконечности. И вот в в этом обществе, с тотальной ненавистью к больным, «добрые психиатры» поднимают знамя борьбы против толерантности. Где они её видели, эту толерантность? Где-то видели? Пусть тогда мне покажут. Недобрые это психиатры, недобрые.