?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

кумулятивный эффект

Читаю тексты Юли Гур-Арье и ничего не понимаю. Во-первых, я не понимаю, чем эти люди занимаются, во-вторых, почему они все не в психушке во главе со своим гуру, коучем, психотерапевтом, или кем он им там приходится, Александром Ройтманом?
Но вот в этой главе что-то понятное для себя увидела. Я про историю с Алисой. Очень жалко девушку и её маму.
Наркоз! Боюсь его, как чёрт ладана. А теперь ещё и зубных врачей. Нет, не потому что бо-бо, а потому что чуть было к праотцам не отправили. Ровно 15 лет назад тотально все зубья лечила в своей районной стоматологии по полису, но, конечно, платила и за то, и за сё. Вот, например, новокаин бесплатно, а за лидокаин уже плати в кассу стольник. А мне новокаин нельзя после трёх новокаиновых блокад в плечевой сустав по поводу плексита плечевого сплетения. Всё. Лимит исчерпан. Дальше я предупреждала про новокаин и лечила зубы только с лидокаином.
С одной стороны мне запломбировали аж пять зубов, но только один из них оказался нервным, мне его подкололи лидокаином, чтобы пролечить. А с другой стороны надо было удалить развалину, прежде чем лечить зуб рядышком. Удаляли мне тоже под лидокаином. И всё было нормально. Велели прийти через две недели. Чтобы лечить зуб, развороченная рядом десна должна подзажить. Прихожу, врач сверлит, а зуб оказался нервным. Но надобности убивать нерв, а потом канал пломбировать, врач не увидела.
— Идите укольчик сделайте, это без очереди, и сразу обратно, я буду ждать.
Пошла я укольчик сделать. Сказала им про новокаин. Они мне, что лидокаин 100 р. в кассу. Да, мол, знаю, уколите — заплачу.
Мне укололи — и после этого провал в памяти. Я ничего не помню. Я помню только, что мне стало тяжело дышать. А очнулась я от громкой ругани двух врачих. Одна другую спрашивала: почему в карточке не записано. Открываю глаза — возле меня стоит слева сестрица и руку мою держит, чтобы ватка со сгиба локтя не упала, видимо в вену что-то кололи. А стоящая справа злыдня лупит меня мокрой тряпкой по морде. Реанимация, блин. А ещё я вижу лампы под потолком, они вращались, как на карусели.
Тётка с мокрой тряпкой, увидев, что я очнулась, радостно завопила:
— Есть контакт. Забирай свою больную.
И тут обе врачихи — и хирург, и сверлильщица накинулись на меня, почему я не предупредила, что мне нельзя колоть лидокаин. Я им говорю заплетающимся языком:
— У вас в руках моя карта. Две недели тому назад вот в этом самом кресле мне под лидокаином вырвали зуб.
Они дружно выдохнули; «Кумулятивный эффект.» И выписали мне направление куда-то на Невский 44, чтобы я там выяснила, что мне можно, а что нельзя. Но предупредили, что теперь это платно. И сверлильщица моя упорхнула из хирургии без меня. А бледноватая врачиха-хирург сидела на стуле, и сестрица теперь ей что-то колола в вену. Я говорю:
— Выпишите мне чек оплатить лидокаин.
А она мне:
— По-хорошему прошу уйдите. А, просто уйдите. Тамара, — обращается хирургиня к няньке, — проводи больную в коридор до стула.
И опять мне:
— Если будет плохо. Скажите, вызовем скорую.
Все вокруг были какие-то нервные и взъерошенные. У меня создалось впечатление, что я проспала, что-то очень интересное. И плохо мне не было, просто всё кругом покачивалось. «Улица, улица, ты, брат, пьяна.»
Но если моя сверлильщица зуба надеялась, что я посижу в коридоре и уйду, или меня вообще по скорой увезут. Так вот фиг. На ватных ногах я приползаю в кабинет, а она мне уже с другим изменяет — в его рту железной палочкой ковыряется. Я говорю: «Как же так? Я столько перенесла с этим вашим уколом. Я не только зуб, я языка не ощущаю. А вы досверливать не хотите. А у меня, между прочим, уже оплачена ваша световая пломба.»
— Ой, ну ладно. Если вы в состоянии... Мужчина, посидите пока в коридоре. Мне больную надо запломбировать.
И это был мой последний вылеченный зуб. Я пришла домой, легла полежать, заснула и проснулась от страха. Я поняла, что смерть прошла рядышком. И страх перешёл в фобию.
Мне давно уже надо к зубному врачу. Но первое, что мне приходит в голову при мысли о стоматологе: надо разобраться с завещанием. В связи с некоторыми событиями я хочу его изменить. А второе: на кого же я могу оставить мою 94-летнюю мать? Да и не протянет она долго, если узнает, что я умерла.
Конечно, и помимо лидокаина есть анестетики. Но я поняла, что вот кумулятивный эффект как раз таки и не предугадать. Сегодня эту дрянь вкололи — и ничего. А завтра...
Всё детство полоскала горло настоем ромашки. А потом ребёнку развела прополоскать покрасневшее горлышко. Ну и себе плеснула, не выливать же добро. Добро поперёк горла встало, я еле отдышалась.
Помню, как в начале лета на огороде поранила руку. Со своей мнительностью припёрлась в травму сделать прививку от столбняка. А потом в августе проделала тот же фокус. И тогда у врача на глазах в течение минуты моя рука распухла, как если бы меня укусила змея.
Я говорю:
— А в прошлый раз нормально было.
— А прошлый раз — это когда было?
— В июне.
— Так какого чёрта вы сейчас-то пришли, если действие той ещё не кончилось?
— А мне что? Сказали?
Он мне чего-то антигистаминное дал. И к вечеру отёк спал.
В общем, у меня что-то вроде дентофобии. Хотя логичнее было бы заполучить фобию на лекарственные средства, а не на зубных врачей. Но фобия это вообще не про логику.

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
livejournal
May. 19th, 2018 12:39 pm (UTC)
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal северного региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.
spaniel90100
May. 19th, 2018 01:51 pm (UTC)
Сочувствую.
aponibolinaen
May. 20th, 2018 06:20 pm (UTC)
Я сейчас переживаю удаление зуба у одного из детей.
Думаю, на всемирном голосовании "у какого врача вы бы хотели лечиться в самую последнюю очередь", стоматологи лидировали бы так, что их жёлтую майку не смогли бы рассмотреть даже идущие номером вторым онкологи.
( 3 comments — Leave a comment )