leftbot (leftbot) wrote,
leftbot
leftbot

Category:

ГМО-2

https://kostia-inochkin.livejournal.com/178242.html?mode=reply
Повышение производства органически выращенных растений требует увеличения количества распаханных под поля земель и уничтожения лесов, что никак не может положительно сказаться на экологической ситуации. Отказ от применения удобрений и ядохимикатов вынуждает органических фермеров прибегать к таким традиционным методам, как унавоживание почв, обработка почв неорганическими солями меди и опрыскивание полей продуктами перегонки нефти. Нужно иметь ввиду, что унавоживание почв приводит к возникновению теоретической опасности переноса инфекции и органическому загрязению вод. Неорганические соли меди токсичны, равно как и продукты перегонки нефти. Это, конечно, не означает, что органическая пища «вредная» – просто к любому брэнду нужно относиться спокойно и разумно.

РАСПРОСТРАНЕНИЕ ГМ-ОРГАНИЗМОВ
В течение последних 20 лет в сельском хозяйстве и фармацевтической промышленности активно разрабатывались и внедрялись технологии, основанные на использовании генетически модифицированных организмов. Большой шаг вперед в сельском хозяйстве был совершен при создании генетически модифицированных хозяйственно важных сортов, таких как картофель, кукуруза, пшеница, рапс и другие, с повышенной устойчивостью к неблагоприятным факторам окружающей среды - температуре, засолению почв, патогенам, насекомым-вредителям. Использование таких сортов позволило повысить урожайность до 20-50%, что является положительным фактором для обеспечения продовольствием населения планеты. Уже с середины 90-х годов ГМ-растения выращивались в различных регионах: Аргентине, Франции, Китае, Индии, Мексике, США и Канаде. В 2003 году снят мораторий на разработку и использование ГМ-продуктов в Европе. В России выращивание трансгенных сортов растений и создание новых пока запрещено, но разрешен ввоз ГМ-продукции и ее использование – например, сейчас в стране разрешены к употреблению один вид сои, три сорта кукурузы, рапс и сахарная свекла, и при этом не зарегестрировано ни одного трансгенного продукта, который бы не использовался менее чем в трёх странах. Трансгенная соя, которую добавляют в мясные продукты, разрешена Министерством Здравоохранения и зарегестрирована и используется в 16-ти странах, включая Евросоюз.
Именно биотехнологиям, применяемым в сельском хозяйстве мы обязаны тем, что за последнии годы потребление пищи (в расчете на потребляемые калории) в развивающихся странах увеличилось примерно на 40%, а цены на основные продукты питания, например, на рис, уменьшились почти вдвое. Таким образом, благодаря использованию трансгенных растений абсолютное число голодающих на планете продолжает снижаться.

ГМ-ПРОДУКТЫ И ПОТРЕБИТЕЛИ
В связи с бурным развитием биотехнологии сельского хозяйства особого внимания заслуживают вопросы изучения и определения критериев безопасности при использовании генно-инженерных технологий. Необходимо адекватно оценивать экологический риск и потенциального риск для здоровья человека продуктов, получаемых из ГМ-организмов. Отметим, что критерии такой оценки до настоящего времени до конца не выработаны. Это связано с тем, что в каждом индивидуальном случае приходится руководствоваться различными критериями, столь же многообразными, как и способы генетической модификации организмов. В данный момент оценка безопасности производится согласно концепции «эквивалентности по существу». Это означает, что в тестах исследуется так называемая относительная безопасность ГМ-продукта по сравнению с его традиционным аналогом. Между трансгенным растением и сортом, из которого оно было получено, определяется разница – как правило, это один-два гена и один-два белка, – и эти белки всесторонне исследуются на токсичность и аллергенность.
С другой стороны, использование ГМ-организмов в производстве продуктов питания - относительно новое и молодое направление развития промышленности. Для достоверной оценки безопасности таких продуктов должно пройти много времени - по крайней мере, должно смениться несколько поколений потребителей, использующих в питании продукты или компоненты, полученные из ГМ-организмов. Однако, о долговременных эффектах вообще любой пищи известно довольно мало – кто заботится просчитыванием подобного эффекта, например, для экзотических фруктов или редких морепродуктов, совсем недавно появившихся на нашем рынке?
Многие небольшие фирмы-производители трансгенных растений, как правило, стараются снять с себя отвественность за безопасность того или иного конечного продукта, перепоручая тестирование и выработку соответствующих рекомендаций компетентным организациям, профессионально занимающихся вопросами сертификации сельскохозяйственной продукции. Солидные же биотехнологические фирмы, поставляющие ГМ-продукты на рынок, прежде всего дорожат своей репутацией как научных и технологических организаций. Такие компании сами уделяют огромное внимание соответствующим процедурам сертификации с тем, чтобы не допустить возможных рисков, связанных с претензиями потребителей к их продукции. Фирмы предоставляют исчерпывающую информацию о структуре модифицированной составляющей трансгенного продукта и уведомляют об исключении теоретических нежелательных последствий, связанных с ее распадом или утилизацией в организме.
Только правильно организованное производство, работа с зарекомендовавшими себя компаниями, контроль за качеством и выпуском на рынок ГМ-продуктов позволит с достаточной уверенностью говорить о безопасности генетически модифицированной пищи. В этом случае компания или фермер, выращивающие сельскохозяйственную продукцию, смогут самостоятельно выбрать для работы сорта растений, основываясь на их потребительских и экономических свойствах, а не на домыслах о вреде генотипов ГМ и не-ГМ растений.
Одним из волнующих общественность вопросов является маркировка на упаковке с ГМ-продукцией. Наличие или отстутствие подобной маркировки не может говорить об опасности или безопасности продукта – ведь если продукт выпущен на рынок, значит он прошёл необходимые тесты и признан безопасным. Маркировка продукции имеет смысл только для того, чтобы покупатель сознательно отдал предпочтение одному продукту по отношению к другому – например, из религиозно-этических соображений. Совершенно безинформативна надпись «содержит ГМО». А вот надпись: «Содержит ген, действующий на колорадского жука и признанный безвредным для человека» уже несет достаточно информации для покупателя. Маркировка безусловно необходима и может помочь в случаях, когда в состав продукта входят белки, потенциально способные вызывать аллергию.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Как говорят, единственная область науки, в которой мы точно знаем, чем всё закончится - это медицина. Сколько человека не лечи – рано или поздно он всё равно умрёт. «В организме очень много генов, и учесть взаимодействие всех невозможно» - как часто приходится слышать этот довод! По сути – это и есть главный козырь противников ГМ-технологий сегодня. Конечно, мы не можем с уверенностью утверждать, зачем, как и почему устроены и работают все до единого гены или белки картофеля. Но мы знаем многие из них, и мы изучаем остальные. Благодаря успехам современной молекулярной биологии у нас в руках уже есть полные последовательности ДНК многих бактерий, риса, кукурузы, популярного среди экспериментаторов растения Арабидопсис. Мы знаем, сколько в этих организмах генов и как они расположены, и для многих можем сказать, как они взаимодействуют.
Но мы не знаем наверняка свойств их всех. Почему же все двигается так медленно? Потому, что изучением функций «ненужных» с точки зрения массового потребителя генов занимается фундаментальная наука. Всем известно, как финансируются фундаментальные исследования… Неплохую поддержку подобным работам оказывает правительство Японии и США, некоторых стран Европы. О состоянии фундаментальной науки в России, я думаю, вам можно не рассказывать – оно достаточно плачевное.
Получается замкнутый круг – учёные могут получить материальную поддержку лишь для работы над полезными в потребительском плане темами, а затем им указывают на то, что все остальные темы недостаточно изучены. А где взять денег на их изучение? С утра до вечера только и слышно: «От вашей науки никакой пользы! Зачем нам знать, где там какие гены у картофеля отвечают за формирование жилок на листе!»
Фундаментальная наука не может ответить, зачем нам это знать. Просто это важно – и всё.
Рано или поздно все гены и все белки будут изучены, и тогда мы будем уверены в любой своей работе на 100%. Мы сможем использовать нужные нам свойства растений и животных без ущерба для них, себя или природы, мы наконец перестанем вырубать леса под традиционные поля и уродовать землю ирригативными системами и химическими добавками, сможем лечить неизлечимые болезни, но для этого нужны годы, десятилетия, столетия упорного, кропотливого труда тысяч учёных, каждый из которых всю жизнь занимается одним геном или одним белком, ошибается, идет по неверному пути, встаёт на верный или на верный встают его соратники. Так из мозаики постепенно складывается общая картина.
Когда открыли радиоактивность – кому она была нужна? Никому. Радиоактивный элемент случайно засветил фотоплёнку учёного. Как открыли антибиотики? В микробиологической лаборатории на забытых чашках Петри с бактериальными культурами выросли пенницилловые грибки. На некотором расстоянии вокруг них бактериальные культуры погибли, потому что грибки выделяли в среду антибиотик – пенициллин. И это заметил внимательный глаз учёного-микробиолога. Случайность? Да, случайность – частный случай закономерности.
Когда изобрели первый паровоз, что сказала общественность? Что при движении с большой скоростью человек сойдет с ума! Когда изобрели самолёт, кто согласился на нём летать? Опасность этого аппарата не вызывала никаких сомнений.
Но учёные работали, работают и будут работать – и будут ошибаться, и будут случайно делать открытия, и будут делать их в результате долгого труда. Будут проверять безопасность своих изобретений, и год за годом системы проверки будут совершенствоваться. Генная инженерия – очень мощный инструмент, только-только освоенный человечеством, и призыв не использовать его вовсе – равен призыву остановить прогресс.
Нужно аккуратно относиться к вынесению кардинальных решений по поводу разрешения или запрета экспериментов с генетически модифицированными организмами. Почему? Потому что рано или поздно случится так, что людей на планете Земля станет слишком много – их уже много, - а еды станет слишком мало. И учёных спросят – а где же ваши новые разработки? Кто будет планету спасать, мы вас спрашиваем? Ну как же, где. Вы же сами остановили нашу работу два века назад!
Агрессивные и кардинальные решения – это слишком просто, поэтому всем доступно и, к сожалению, привычно. А контроль, разработка и изучение – это слишком сложно и никому не понятно. Но агрессия – это тупик. Мы загнали себя в тесные города, замкнутые вонючие машины, мы курим, употребляем наркотики и алкоголь, ругаемся, шумим, сливаем в реки краситель индиго синий и выбрасываем в атмосферу продукты сгорания топлива для ТЭЦ. Расскажите людям, что в деревне и в диком лесу жить гораздо полезнее! Они и так это знают, но в деревню жить никто почему-то не едет. А если поедет? Будет коллективно вырубать деревья на дрова и поедать представителей лесной фауны? Везде есть свои плюсы и минусы.
Выход из тупика только один – развитие науки, изучение устройства нашей природы. Только так мы сможем понять, как нам ужиться вместе. Трансгенные растения в первую очередь призваны снять с природы ответственность за наше существование – быстрое, продуктивное и бесхлопотное выращивание сельскохозяйственных культур может освободить природу от нашего присутствия. Контроль за производимой продукцией должен избавить потребителя от проблем – системы контроля тоже необходимо развивать, и это относится не только к пищевой продукции. Грамотное использование своих знаний и сил и развитая фундаментальная база – вот основа для развития и совершенствования нашей цивилизации.

Некоторые ссылки, если вдруг кому интересно:

Создание «кошерного сала»: Saeki K., Matsumoto K. et al. Functional expression of a Delta12 fatty acid desaturase gene from spinach in transgenic pigs. Proc Natl Acad Sci U S A. 2004, Apr 27;101(17):6361-6.

Содержание аллергенов в трансгенном рисе ниже, чем в традиционном: Nakamura R., Matsuda T. Rice allergenic protein and molecular-genetic approach for hypoallergenic rice. Biosci Biotechnol Biochem. 1996, Aug; 60(8):1215-21.


Статья Пустаи в Lancet: Ewen S., Pusztai A. Effect of diets containing genetically modified potatoes expressing Galanthus nivalis lectin on rat small intestine. The Lancet. 1999, October 16; (354): 1353-1354.

Пустаи ошибается (мнения экспертов): http://www.gene.ch/gentech/1999/May-Jun/msg00146.html

Критика статьи Пустаи: GM food debate. The Lancet, 1999, 354, November 13, 1725-1729.

Межведомственная комиссия по генно-инженерной деятельности (Россия): http://www.iacgea.ru/R/p331.html)

Две статьи о ГМ-продуктах в интернете, написанные специалистом центра «Биоинженерия», очень хорошие, я ими пользовался:
http://nauka.relis.ru/cgi/nauka.pl?08+0311+08311066+HTML
http://nauka.relis.ru/cgi/nauka.pl?08+0312+08312074+HTML

Органическое земледелие и проблемы:
http://www.redwoodbarn.com/spray_organic.html
http://pmep.cce.cornell.edu/profiles/extoxnet/carbaryl-dicrotophos/copper-sulfate-ext.html
http://www.cdc.gov/niosh/rtecs/gl7ad550.html
Tags: перепост
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments