Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Юность

про сериал "Школа"


егодня посмотрела передачу "Картина маслом" про сериал "Школа", ну и вообще про школу. Прочитав вот это http://macroevolution.livejournal.com/25373.html, настроена по отношению к Дмитрию Быкову я была скептически. Но по данной передаче лично у меня к Быкову претензий нет. Ни одной из сторон он не подыгрывал, ни кому не хамил и постарался, чтобы и заядлые молчуны свои 5 копеек вставили. Даже протоиерей с интересной такой фамилией одну дельную вещь сказал. Самым важным и самым главным предметом в школе является дисциплина. Предмет этот но нынешним временам ни как не оценивается, но проходится на каждом уроке. А ведь раньше была оценка и по поведению, и по прилежанию.
В дискуссии принимал участие мой Жжфренд Сергей Райский http://rayskiy-sergei.livejournal.com/. Сказал он дельное, но спорное. Образование у нас одновременно и право и обязанность. А это нонсенс. Каждый имеет право ехать в общественном транспорте, но не обязан это делать. По-моему, сравнение не вполне корректно. Государство постольку поскольку обязано заботиться об общественном транспорте, но вот школ должно хватить для все детей. В этом право граждан. А обязанность? Кто-то спрашивает у трёхлетки: будет ли он ходить на горшочек или ему удобнее дуть в штаны? Кто-нибудь спросит у семилетнего: хочет ли он в школу или останется дома с бабушкой в кубики играть?
Можно иначе интерпретировать дилемму право-обязанность. Каждый гражданин имеет право бесплатно получить весь объём образовательных услуг, но на конкурсной основе. Он может отказаться от своего права, и вот тут встаёт вопрос: на какой ступени? Пока безболезненно можно отказаться от высшего образования. Но может стоит задуматься о том, что обязательным базовым сделать только начальную школу?
Тошнит 11-12 летнего от синусов-косинусов, читать писать умеет - пусть обучается ремёслам. И не так, как прежде, либо на слесаря, либо на каменщика. А самого широкого профиля, как в школе: история, география и т.д., так и в училище: слесарные работы, столярные, стекло резать, гипрок устанавливать, красить, штукатурить, паркет класть. И тогда подросток сможет определиться, чем бы он хотел заниматься дальше. Но какие-то элементарные базовые вещи он должен уметь делать в любой области. На самом деле всё это очень интересно и крайне востребовано обществом. Когда я в свои там бальзаковские с копейками наконец научилась резать стекло со 100% успехом, это был такой адреналин, такой приступ самоуважения.
Я понимаю позицию Сергея - сидят за партами подростки, ни чему не желающие учиться, мешают другим детям и учителю. Лучше бы их в школе не было. Да, школе лучше. Может быть, и им будет лучше, если разрешат не ходить в эту ненавистную школу. Вариант - ремесленное училище. А если и там им учиться не хочется? Куда их девать? Допустить, чтобы с 11 до 16 лет подростки бесцельно шлялись по улицам? Увы, но образование должно быть обязанностью. Другое дело: чему учить, кого учить и как?
А сериал "Школа" фу, бяка. Даже говорить не хочется.
кото

плагиат и копипаст — близнецы братья



ж очень мне тема показалась забавной. На дне рождении у подруги, которая трудится на ниве просвещения, матанализом в политехе просвещает, разговорился один дядечка. Дальше от первого лица.
"Сдаёт мне студент реферат. Я обычно сразу при студентах их не читаю, а тут глянул одним глазком, и чем-то меня зацепило. Открываю, читаю — до боли знакомые фразы. И чем дальше, тем больнее и знакомее. Да-а! Спрашиваю:
— Скажите, а Вы знаете моё имя, отчество и фамилию?
Студент удивляется, но чётко и правильно отвечает на поставленный вопрос. Да-а! Спрашиваю:
— Но Вы, наверное, полагаете, что в этой узкой специализации трудится мой однофамилец и полный тёзка?
Студент ещё больше удивляется, но отвечает, что это ему неизвестно.
— Тогда, пожалуйста, найдите мне три отличия. Беру его реферат, рядом кладу журнальчик со своей статьёй трёхгодичной давности. Два отличия, я, так и быть, сам Вам назову: название работы и имя автора. А вот третье будет найти гораздо труднее, если оно вообще есть. И скажите, на что Вы рассчитывали, когда в качестве своего реферата принесли мне мою статью? На то, что я сам её из интернета скачал и, может быть, не прочёл?
Студент сначала покраснел, потом побледнел, потом позеленел. И пролепетал, что реферат написал не он, а его друг.
— Простите, кого Вы называете своим другом? Меня? Очень лестно.
Студент сбивчиво бормочет, что его друг в другом институте, темы похожи, реферат дал на время, поносить.
— Это в каком институте? А, да-да! Там преподаёт N, человек заслуженный, почтенного возраста, скопипасте какую-нибудь из его работ.
Ну и что с этими идиотами делать?"
Бабочка

Две Марии



разу после войны, моя мама, окончив школу, поступила в институт Лесгафта. И были у них на курсе две Марии. Мария большая и Мария маленькая. Речь-то, собственно, пойдёт о большой Марии. А вот Марию маленькую я знаю лично. На момент нашего знакомства, я бы её назвала не маленькой, а кругленькой. Но в 1951 году она весила 42 кг.
А теперь надо описать: как выглядела Мария большая. Гарная дивчина, гренадерского роста, косой сажени в плечах и потрясающей силищи. Первый раз она снесла дверь в комнате общежития, потому что открыла её не в ту сторону. Налегла плечом, дверь и открылась вместе с косяком. Второй раз, когда дверь была закрыта на ключ, а Маруся решила, что «заело». Дёрнула посильнее - дверь и открылась уже с другим косяком.
Приехала она учиться на «учительницу физкультуры». Но Лесгафта как-никак, а кузница спортивных кадров, и Марию тут же приметили два тренера. Один – ядро толкать, другой – молот метать. Сперва отступил ядерщик, когда Маруся его этим ядром чуть не прибила. А когда Марусенька метнула молот вертикально вверх, и тот упал с приличной высоты к её ногам , тут психанул и метатель: «Пошла вон, дубина стоеросовая!» Как-то неважнецки у Маруси было с координацией и быстротой реакции.
Шли занятия по баскетболу. Маруси оказались в разных командах. И вот Маруся большая хватает мячик, поднимает его над головой, чтобы в корзину бросить, и только тут замечает, что мяч чуть тяжелее положенного, потому как на мяче сидит, как Мюнхгаузен на ядре, Маруся маленькая. Маруся большая застыла в раздумьях: так мяч бросить, или сначала стряхнуть то, что на него налипло? Маруся маленькая, оказавшись в результате «борьбы за мяч» на высоте 3 метров от пола, пискнула и с проворностью мартышки спустилась с Маруси большой, как по баобабу. Большая Маруся совершила бросок и, разумеется, промазала. Тренер: «Я понимаю, что в корзину тебе не попасть, но как можно не попасть в щит?»
Но самые тяжёлые проблемы у Маруси были с зимними видами спорта. В тех краях, откуда она прибыла, снега зимой – кот наплакал. И если зачёт по лыжам Маруся кое-как сдала, хотя тренер и бурчал: «Тебе вместо лыжных палок лучше бы костыли выдать», то зачёт по хоккею Маруся большая ждала с ужасом.
Нет, с теорией у Маруси всё было в порядке. Все правила и инструкции Маруся учила наизусть. Разве что буллит, с болит путала. Но вот практика… Марусе предстояло встать второй раз на коньки. Если бы не было первого раза, может быть, Маруся так бы не боялась второго. Как-то поздно вечером, когда на катке никого не было, Маруся решила «попробовать», пока никто не видит. Недели две ходила она с подбитой скулой. Местные остряки гадали: кто же это на Марусину честь покусился? Вроде все парни живы.
И наступило-таки время этого злосчастного зачёта. Надо провести шайбу клюшкой от одних ворот до других и забить в пустые ворота. Встала Маруся на коньки, выдали ей клюшки, и поковыляла Маруся к шайбе, досадуя, что клюшку ей выдали одну, на лыжах хотя бы две палки выдавали. Видя, как у неё всё это получается, тренер кричит: «Маруся, забей шайбу в ближние ворота!»
Маруся добралась-таки до шайбы. Подняла клюшку: размахнись рука, раззудись плечо, и как звезданёт ею по льду. Клюшка в щепки – шайба с места не сдвинулась. «Ладно. – Говорит тренер. – Подъезжай к борту, я тебе новую клюшку дам». «Не, - говорит Маруся. – Лучше вы ко мне. Я без палки ездить не можу». «Вот Фефёла!» Тренер к ней подъехал, клюшку в руки ей сунул. И как-то вот так зачерпнул, что шайба как бы сама в воротах оказалась. «На клюшку, греби до борта, сдала зачёт!» Ой, как Маруся обрадовалась.
И ещё много-много разных баек порассказала мне Маруся маленькая про Марусю большую. А что-то и мама моя припомнила. Но Маруся большая таки стала физкультурной учительницей. Вот какой-то школе счастье привалило!
Юность

Такие вот дети?

Что говорят дети - это что-то! А что они пишут - это что-то вдвойне! На чьём-то деньрождене оказалась рядом  за столом с одним интересным молодым человеком. Разговорились, и он рассказал мне эту историю, которую я сейчас изложу от первого лица.
     "В своей бывшей школе я подрабатываю плотником. Во всяком случае, так написано на том журнале, в котором я ежедневно расписываюсь. Но вот как раз-таки плотницкой работы у меня и нет - столяр, слесарь, стекольщик, паркечик, штукатур-маляр - чёрта в стуле кто, но не плотник - срубы не кладу, стропила не ставлю. Но училки Каштанку от человека не отличают, а уж плотника от столяра - это и вовсе не по силам.
     Прикатываю я на лисапедике на работу в надежде, что ничегошеньки в журнале моём не написано. Сейчас, думаю, распишусь и досвиданя. Ан нет! Завхозиха стоит, журнал мой стережёт, чтобы я, значит, под заявкой не написал, что сделаю в субботу/потом/когда-нибудь/половину/это не ко мне, а к сантехнику/кто сломал, тот пусть и чинит и т.д.
- Видел?
- Что видел?
- На стене у входной двери.
- Что там?
- Ну ты никогда ничего не видишь! Пошли!
     Вышли мы за дверь, и правда, на стене крупными буквами по штукатурке вырезано перочинным ножом до самого кирпича два повелительный глагола: СОСИ ЖУЙ. Но вот что странно, все буквы вырезаны качественно и добротно за исключением одной. В букве Ж средняя палочка как бы другим почерком сделана. Видимо, пришла дежурная училка школу открывать, а тут такой афоризм. И живенько нашла выход из положения, в кармане монетку нащупала и чирик-чирик, и вот уже более благопристойно. Можно плотника дожидаться, то есть меня. Я говорю:
- Я тут плотник, почему я должен фасады штукатурить.
- Ой, ну ты тут конечно перерабатываешься. Замажь и не рассуждай.
     Ладно, думаю, щас быстренько и досвиданя. Беру половинку резинового мячика, жменьку цемента, жменьку песка, водички. Кашка-малашка. Кельмой накидал, затёр. и надпись приобрела свой первоначальный, исконный вид. Потому как в средней палочке буквы Ж цементу не зацепилось, мелковатая она. Завхозиха как увидела, так и взвыла:
- Закрась!
- Потом закрашу.
- Сейчас!
- Сечас я пойду парты чинить в 43 кабинет.
     И ушёл. Через час выхожу - завхозиха водоимульсионкой по свежему цементу мазюкает. А впитываемость разная - максима так и сияет глубиной своего содержания. Я говорю:
- Завтра опять нарисуют.
- Вот типун тебе на язык!
     Я ошибся, нарисовали не завтра, а послезавтра. Чуть в стороне, но так же глубоко, до кирпича, а в буковке Ж средняя палочка хлипенькая. Я злюсь. И тут завхозиха идёт. Я ей говорю:
- Вы этого ЖУЯ вычислить не можите, а я теперь буду всё время фасад штукатурить!
- Скажи, где у тебя чего и сколько сыпать? Я и сама замажу. А то такое безобразие, а тебя полдня ждать надо.
     В общем, замазал я ещё раз. А прихожу на следующий день. На то стене, где вчера замазывали, всё в порядке. Зато на другой от двери стене скотчем приклеена половинка плаката: ЧА и ЩА пишет... ЧУ и ЩУ пишет..., а что там было на другой половинке плаката - тайна во языцах. Я уже заранее злюсь, иду на второй этаж, а мне навстречу завхозиха с мастерком и половинкой резинового мячика. Идёт, сияет как именинница. Я было рот открыл, чтобы сказать по теме что-нибудь. А она небрежно кивнула и проплыла со своими девайсами в кабинет директора. Дверь на секунду открылась, и я слышу: "Герострат... храм Артемиды Эфесской..." Нет, думаю, вот про Герострата это зря. Случись что - жменькой цемента не отделаешься.
     Потом дверь открывается, выходит зеленоватый шкет с половинкой мячика, за ним пунцовый папа, держа шкета на прицеле кельмы. Уж как этого ларошфуко вычислили - я не знаю. Но надписи прекратились, уже хотя бы потому, что камеры слежения привинтили."