Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Юность

Цитата из Хуйвыньбина

Читаю: "Сталик — старый и больной человек, еще и одурманенный ароматами экзотичных приправ из его огромного казана с пловом."
Ну и кто же тогда я, если старичок Сталик мне в сыновья годится, если бы по восточным обычаям в 6 классе подсуетилась? Динозавр? Да чёрт бы вас всех побрал. Сталик - юноша с мерзким характером.
Вот моя 93-летняя мама, да, она пожилой человек. Можно даже сказать, что старушка. А называть молодого мужчину 54 лет стариком - свинство.
Юность

Кто сеет ветер, тот пожнет бурю ©

Комментарий к этому посту.
Давно это было. Ой, как давно. Я правильная семнадцатилетняя девочка пришла в советскую чебуречную. Она и сейчас там же на 6 линии В.О. Спб, а тогда города Ленинграда. Кинотеатра "Балтика" уже нет в живых, а чебуречная есть. Долгожительница. Но я не об этом. В зале пустых столиков не было, я села за столик к паре - мужчине лет 40, а девочке 12-14. Видимо, отец и дочь. Разумеется, спросив разрешение подсесть к ним. Мужчина кивнул, не взглянув на меня. Я села, расположила вилку, ложку и ножик, как требует этикет, и стала ждать свой чай, бульон и чебуреки. И тут на четвёртое свободное место приземляется изрядно пьяное существо в шляпе. Надо ли объяснять, что разрешения он не спрашивал. Хотя какую-то эмоциональную беседу вёл с невидимым миру собеседником. Потом он снимает шляпу и кладёт её прямиком мне на салфетку с моими столовыми принадлежностями. Я ему говорю:
- Уберите, пожалуйста, со стола свою шляпу.
В ответ получаю отборную грязную ругань. Минуты на три сплошной нецензурной брани. Я растеряно взглянула на мужчину - отца девочки, в надежде, что он вмешается и приструнит пьяную тварь. Да, мужчина вмешался:
- Правильно, он вас. Правильно. Вы плохо воспитаны.
Пробормотав. что-то вроде: дочку свою воспитывайте, а не меня, я пересела. И сесть постаралась подальше от этих двух по-своему неадекватных людей.
Потом пьяница схлестнулся с подавальщицей, и какой-то мужик из кухни был командирован вывести придурка из чебуречной.
Я подумала, что на этом странный инцидент исчерпан, но нет. На выходе я вновь столкнулась с папой и дочкой. И вот отец начал объяснять мне, что кто сеет ветер, тот пожнёт бурю. Что веду я себя неосторожно по отношению к пьяным, агрессивно настроенным мужчинам, и однажды это для меня может плохо кончится.
Я с ним не спорила, а гордо молчала. Но теперь, по прошествию стольких лет, я признаю, что доля истины в его словах была. Если ты девочка-припевочка, а не мужик в белом колпаке из кухни, командированный вывести пьяного придурка из чебуречной, то сиди смирно и не чирикай, если не хочешь получить от пьяного идиота удар столовым ножом в шею. Но с другой стороны, крепкому сорокалетнему мужчине тоже не резон вести себя как девочка-припевочка. И позволять выслушивать не только мне, но и своей дочери, омерзительную пьяную брань распоясавшегося негодяя. Мог бы, не дожидаясь кухонного мужика, сам вывести недоумка за дверь.
Где-то есть тонкая грань между трусостью и осторожностью, между подлостью и рациональностью.
Юность

пирожок с кодой

Пирожкам положено быть с начинкой, но мой с кодой.

любил поэзию Гаврила
Гаврила графоманом был
но чтоб никто не смел ругаться
под псевдонимом он писал
Державин
Юность

летающий макаронный монстр Пастариан Питательный, отпробовав "роллтон", негодуеэ

Кто-то просыпается от шума дождя, кто-то от скрипа половиц в коридоре. А по мне, так хоть в барабан стучи, но не по мне. Однако вот одна вещь меня будит на раз без два и три - лапша "Роллтон". Подскакиваю, открываю балконную дверь. Изрыгая проклятья и жалобы Пастариану Великому, кидаюсь на кухню, открываю окно и включаю вытяжку. И тщетно пытаюсь испортить аппетит потребителю сего продукта, назвав его еду говном.
- Может, кому и говно, а мне вкусно.
И тут возникают два вопроса. Первый технический - чем именно эта срань пахнет? А второй риторический - как такое можно есть?
Сегодня я сама для себя ответила на оба вопроса. Лапша "Роллтон" пахнет жжённой резиной. А именно: горящими автомобильными покрышками (Майдан, привет!). Это во-первых. А во-вторых, есть её было бы можно, если не добавлять те ядохимикаты, что приложены к лапшовому брикету.
Но потребитель продукта утверждает, что приправы и есть самое вкусное. И он-таки добьётся того, что я кастрирую все залежи "Роллтона", изъяв из них пакетики с оранжевой ржавчиной.
http://i.ytimg.com/vi/ytjWG-h1rvk/maxresdefault.jpg
Юность

(no subject)

Я не могу назвать себя поклоннице evo_lutio. Скорее наоборот. Из френдов я её исключила. Зачем мне френд, который меня забанил непонятно за что. А вот в топе она у меня есть. Хотя каждый раз подмывало её проминусовать. Но вот что останавливало — я не могла понять причину её успеха.
Человеческие отношения — это вязь, это кружева, это тончайший орнамент. А evo_lutio предлагает конструктор Лего. Ну и что из этого Лего можно слепить?
Стоит такая домохозяйка на кухне и рассуждает: "Я постирала мужу носки, а теперь варю ему борщ. Тем самым ухожу в глубокий минус. И сколько же подарков он мне должен подарить, чтобы сменился минус на плюс?"
Одно радует, что после реинкарнации evo_lutio отказалась от мании всё сводить к каннибализму. Она закрыла прежние свои записи, но их копии рассыпаны по всему инету. Можно просто задать в поисковик слово "каннибализм". И посередь аборигенов Папуа и Новой Гвинеи выплывут тексты evo_lutio о каннибальском поведении, скопированные её поклонниками (как правило поклонницами). Теперь эта жутковатая метафора заменена на плюсы и минусы.
И вот, что я поняла, у поклонниц творчества evo_lutio нет ощущения вязи и орнамента человеческих отношений, а есть каша в голове и тьма беспросветная.
А если кашу в мозгах менять на психологический конструктор Лего, то возможно, это и правильно. Хоть какая-то конструкция с попыткой понять, как всё устроено.
Юность

Хочу!

Хочу в метро за 5 копеек, хочу эскимо за 11. В ясность, покой и безмятежность, которые потом назовут застоем. Хочу в молодость. Хочу из тёмного настоящего в такое близкое, лишь руку протянуть, прошлое, в веру в светлое будущее.
Это была самая лучшая вера, самая правильная конфессия - вера в светлое будущее.
Юность

Святые помидоры

Не люблю репостить, но тут не удержалась. Только рекламу выкинула, мне как-то не к чему. Но то, что пишет этот старшина запаса, полная аналогия. Да, именно так. Отобрать у новобранца мамино печенье и спустить в сортир. Чтобы служба мёдом не казалась. Выплачивать пенсам по 6 тыров пенсии и уничтожать продукты. Чтобы сдохли поскорее.

Оригинал взят у starshinazapasa в Святые помидоры
Collapse )
Юность

(no subject)

Три месяца пролетели незаметно. И Тацу улетел в свой далёкий Джапан, оставив в наследство кучу каких-то продуктов. Я ему говорю:
- Заберите.
А он:
- Мозно кУсать, сто мозно кУсать. Другое кинуть.
Не фига он лучше не стал говорить. А вот понимать стал лучше.
Но вернёмся к продуктам. Всякие соевые соусы - это понятно. Зелёная слизь для суши - тоже. Но пол-упаковки копчёных тараканов - это что-то)))))

Хотя, если разобраться...
Прилетала саранча - съедала весь урожай. И тот, кто капризничал - умирал от голода. А менее капризные ели саранчу и выживали.
Ох, но до саранчи мы ещё недостаточно голодны. Дали насекомых котярам. Все понюхали, Вася даже лапой подвигал презент и уставился на нас: "Господа хозяева, вы, смотрю, совсем охренели. Такое кошкам предлагать."
Юность

Про отвращение или история одного скандала.

Продолжая рассматривать тему парохиализма, наткнулась на любопытный текст. Полагают, что один из базовых инстинктов парохиализма - это отвращение. Как впрочем и всех нравственных канонов в целом.
Вот такой пассаж.
Пол Розин (Paul Rozin) из Пенсильванского университета, один из пионеров в данной области исследований, полагает, что с появлением разума первичная, унаследованная от животных предков эмоция резко расширилась, включив в себя, в частности, идею контакта, перенесения «скверны» путем прикосновения. Так, добровольцы, участвовавшие в экспериментах Розина, наотрез отказывались пить сок, к которому прикоснулся усиком простерилизованный таракан, или есть из безупречно чистого ночного горшка.
Без всякого Пола Розина, один к одному эксперимент по жизни. Год шестидесятый с копейками. Большая коммунальная квартира на 7 семей. Две газовые плиты - 8 конфорок. За каждой семьёй закреплена одна конфорка, и одна из этих восьми как бы общая. Лидия Васильевна Кузьмина купила эмалированный горшок для своей почти столетней мамы, но прежде чем пустить по назначению, решила сварить в нём варенье. И вот, варит она варенье, а тут в кухню с чайником входит Мария Александровна Макарова.
- Снимите с плиты это немедленно. Мне надо поставить чайник.
- Ставьте свой чайник. Я своей конфоркой пользуюсь, а не вашей.
- Вы издеваетесь. Как я могу поставить чайник возле ночного горшка.
- Это чистая ёмкость, я сегодня купила его в магазине.
- А откуда мне знать, что вы им ещё не пользовались по назначению.
- А откуда мне знать, что вы не мочитесь в собственный чайник.
- Чтооооо!
На шум подгребают остальные персонажи вороней слободки. В частности, моя мать.
- Мария Александровна, я сама видела, как Лидия Васильевна распаковала горшок. Он абсолютно новый.
- Мне всё равно. Пусть немедленно снимет ночной горшок с плиты.
Из своей комнаты вышла Яковлева Клавдия Борисовна.
- Лидия Васильевна, объясните мне, зачем для варки варения вы купили именно ночной горшок? Логичнее было купить кастрюлю.
Лично я знаю ответ, но моим мнением в этом диспуте никто не интересуется. Кастрюлю Васильна тоже купила. И варить начала в ней. А когда варево подгорело, распаковала горшок и стала доваривать в нём. А кастрюля вот, стоит отмачивается.
Из своей комнаты выполз Коля Поляков, прапорщик. Покурить и над тётками поржать.
- Николай, - спрашивает Макариха. - Вы могли бы кипятить свой чайник, если бы рядом варилось варенье в ночном горшке?
- Да хоть говно. - Ржёт Коля. - Не я же это есть буду.
Тут из комнаты выскакивает невестка Лидии Васильевны - Женя.
- А я это тоже есть не буду. И ребёнка не смейте кормить вареньем из горшка.
Следом показался сын Лидии Васильевны - Гога - Женин муж.
- Мама, вари своё варенье и шли всех на "ер. Сам съем.
Ага, развод не за горами.
А потом из дальней комнаты приплыла Антонович Любовь Фёдровна - повариха общепита.
- Макариха, ты чего тут бузишь? По театрам она ходит, в ихних буфетах кофий пьёт. Да они плюют в этот кофий, а ты пьёшь. Мне штоль не знать.
Макарова, ошарашенная неожиданным знанием, уходит в свою комнату, так и не поставив чайник. Лидия Васильевна плачет. Остальные продолжают что-то орать, каждый своё.
А мы с Гогой едим варенье, сваренное в ночном горшке. Гога из принципа, а мне положил за компанию.
Юность

полезная вещь — розыгрыш

было это в году так 86, в начале октября. Кто помнит, тот знает, что заказ по понятиям того времени — это было совсем другое, нежели лет 10 -15 спустя.
Лёшенька, здоровенный детина 190 см росту, а в плечах малость поменьше, но тоже неплохо, работал во ВСЕГЕИ (какое интересное по нынешним представлениям названьице!). Только что вернулся с «поля», то бишь из Тувы приехал, по-нынешнему из Тывы. И за 4 месяца «поля» у него накопилось право на 4 продовольственных заказа. Которые он скоренько и получил. Сидит он за своим столом и вожделенно разглядывает хавку. Сколько всего, и умножить на 4. Да один только заказ килограмма на 4 тянет. Кило гречки, кило манки, две банки тушёнки, две банки сайры, палка копчёной колбасы, молоко сухое, пачка печенья и конфеты «Ласточка». Манку, конечно, и без заказа можно было купить, а вот гречку и колбаску — кукиш купишь. Лёшенька пакеты перебирает, и нарадоваться не может такому изобилию.
В общем, вытряхнул он из своего портфеля всё содержимое и любовно уложил туда продукты. Хотел было что-нибудь в столе оставить, тяжеловато, мол, получается, ручка портфеля может не выдержать, но передумал: в одном кабинете с ним обитали два брата дегенерата. И они Лёшеньку всячески изводили и подкалывали. Запросто сожрут его гречку, да и манку жалко.
Утрамбовал Лёша продукты в портфель и на минуточку вышел, облегчиться на дорожку. Вернулся, взял багаж и поехал домой, к себе на Зверинскую. Уже в трамвае вспомнил, что мать просила хлеба купить. Вышел у булочной. Хлеб 14 копеек, батон 13. Пока по карманам два пятиалтынника искал, да алтын сдачи в карман стряхивал, портфель стоял на полу у Лёшиных ног. И вот хлеб с булкой в авоське, Лёша нагибается, чтобы, подняв портфель, ощутить приятную тяжесть достатка и изобилия. Но рука с портфелем так вдруг и подлетает в воздух. Лёша кидается к мраморному подоконнику булочной, где покупатели потрошат свои поклажи, открывает портфель, а он пустой. Хотя и не совсем: газета «Советский спорт», пара грязных носков, полотенце... Где хавка? Где?
Лёша растерянно оглядывает равнодушную публику в булочной и задаёт идиотский вопрос:
— Скажите, никто не видел, как из моего портфеля продукты вынимали?
К идиотам и сумасшедшим у толпы отношение настороженное. Особенно, когда сумасшедший Лёшиной комплекции. Вроде как не слышат и Лёшу не видят. Лёша к кассирше с тем же вопросом. А она:
— Мужчина, не мешайте работать.
И стартанул Лёшенька в милицию. Так, мол, и так, пока с кассиршей расплачивался, кто-то потырил из портфеля все продукты, сунул газету и грязные носки. Мент поморщился и говорит:
— Да точно ли это твой портфель?
Лёшенька приглядывается — нет не его.
— А-а! Так это кто-то по ошибке перепутал! — дошло наконец до Лёшеньки.
Но мент обнадёживать Лёшу не спешит, а спрашивает:
— Диссертация там случайно не лежит?
Вот что бы вы сказали, если в подобных обстоятельствах вас бы спросили о диссертации? Правильно!
— Какая диссертация?!
— Щас скажу какая — мент порылся в бумагах, нашёл нужный лист и зачитал по слогам.
Что именно мент зачитал — не помню, и даже не помню: знала ли. Но допустим, что это будет мем тамошних времён: «Влияние качества радиопередачи «Рабочий полдень» на производительность труда вахтёров».
Лёша поморгал глазами, пошлёпал ушами. И стал думать в том направлении, что он тут не единственный идиот.
— Ну, ладно. Нет, так нет. А старикашка в очках возле тебя в булочной крутился? У него ещё руки трясутся.
Не помнит Лёшенька старикашку. Вот девицу с толстой задницей и большой грудью помнит, а старикашку не помнит.
— Ну так если кто перепутал, он же должен в милицию придти!
Но тут дежурный поведал Лёшеньке историю, после которой всё встало на свои места. Оказывается, по району ходит старичок, бывший зек, карманник. Но в силу своего заболевания он утратил квалификацию и вынужден был освоить смежную специальность. С утра пораньше выходит он бродить по городу с большим чёрным портфелем. Как увидит такой же — пристраивается к мужику в хвост и пасёт его до того времени, как тот на пару секунд отпустит ручку своего багажа. Улучшив момент, меняется портфелями — и был таков. Если сразу ловят, то: «Ой, я такой рассеянный. Извините. Я профессор математики...» Ну с кем не бываете — думают. И в милицию не обращаются. Навар у старичка невелик — бумажники мало кто в портфеле носит, но и риску никакого.
— А обращаются те, кто, вроде тебя, ничего не помнят, даже как собственный портфель выглядит, не помнят. Вот, где у нас, этот «профессор». — Мент постучал себе по шее. — Так ещё и другой профессор всю печень проел — найди ему украденную диссертацию. Где я её найду? Сам что ли напишу? Иногда тот «профессор» подкладывает в следующий портфель ненужные ему вещи. Кое-что нашлось. План квартальный нашёлся. И ещё там, по мелочи... Но диссертация, видимо, пригодилась в хозяйстве — на гвоздь в сортире повесил.
Поплёлся Лёшенька домой, весь унылый и обескураженный. Попил чайку с булочкой. Маме ни в чём не признался. Зачем бедную женщину расстраивать? Зато не следующий день рассказал эту назидательную историю своим совёсельникам по галере, двум братцам-мерзавцам.
С самого начала они как-то странно его слушали, открыв рот и высунув от изумления языки. В том месте, где мент поведал Лёше о «профессоре», братья наконец не выдержали и истерично захохотали. Один даже со стула свалился от хохота. Тогда Лёшенька не в шутку обиделся на такую реакцию в ответ на его безутешное горе. И решил, что пора бы и стукнуть из них кого-нибудь. И стал прикидывать: с кого бы начать?
Но тот, кто и так уже сидел на полу, продолжая хрюкать от хохота, на четвереньках добрался до Лёшиного стола, открыл дверцу тумбы. А там, мама дорогая, пещера сокровищ: и гречка, и манка, и консервы, и конфеты, и печенье...
Как? Как такое может быть?! И тут Лёша задал вопрос, от которого братцы чуть не окочурились от хохота.
— А что? Профессор сюда это принёс? А как он узнал, где я работаю?
Всё-таки Лёша негодяй — как же можно так над людьми издеваться? Один из братьев хохотал так, что даже охрип.
Нет, ни манка, ни гречка не покидали стен доблестного ВСЕГЕИ. Пока Лёшенька сходил на дорожку, братцам хватило пары минут, чтобы опорожнить Лёшин портфель и набить его... ну как вы думаете, что во ВСЕГЕИ в избытке: правильно,.. камнями.
А теперь представьте себе физиономию «профессора», который упёр такой тяжёлый портфель. Открыл его в укромном уголке — а там булыжники. Ведь этак можно веру в торжество человеческого разума потерять.