Category: литература

Юность

О сложном просто — говорить непросто. Гораздо проще — сложно ни о чём.

число ГремаМне мой сынуля на днях пытался объяснить на пальцах, что такое число Грема. Всё, что я поняла из его объяснения, это то, что число Грема существенно больше, чем пальцев у моего сыночки. Хотя лично я очень была довольна именно таким количеством пальцев, особенно 25 лет назад, когда первый раз взглянула в роддоме на мою кровинушку. Вот уж когда не хочется ничего сверхъестественного.
А теперь сына прислал мне ссылку на жежешный пост sly2m Число Грэма на пальцах™. И гляньте: сколько народу прочитало этот текст за 4 года — 98637. Может быть, кто из здесь удосужится. Потому что дело не в математике, а в ясности изложения. Вот как надо писать научпоп. Да и не только. Иногда мне кажется, что за ширмочкой чрезмерной усложнённостью текста, наукообразием прячется простенький пшик. Если вообще он там есть. Бывает просто трескучая галиматья терминологии с полным отсутствием смысла. Что написано, не понимаю ни редакторы, ни корректоры, ни простодушные читатели, возжелавшие приобщиться к великим смыслам. Но все они списывают своё непонимание на своё же слабоумие. А коллеги подобные статьи не читают, ибо сами такое пишут. Если же надо написать рецензию (задание такое дали), пишут ровно так же, что и рецензируемый научный труд. И все довольны. Это я в основном о литературоведение.
Великолепно написанный текст. Интересные комментарии с полным отсутствием идиотов, посылающих друг друга в деррогативные инстанции. Это математическая поэма. Лично я читала с наслаждением. Суть не в том, чтобы всё понять, а в том, чтобы всё ощутить.
Почитайте, не пожалеете.
Юность

Графоман.

Этот пост будет о графомании. Но начну его очень издалека. Из такого далёкого далека, что поначалу будет неясно, как я вернусь к теме.
Итак, в одной из книг Конрада Лоренца был такой момент, автор ссылался на работу молодого русского биолога. Биолог занимался проблемой сна. Грубо говоря, не давал крысе спать продолжительное время. И брал кровь на анализ на разных стадиях бессонницы и восстановления. Но этот биолог в назидание тем, кто надумает повторить его опыты, сделал приписку, что ни в коем случае крысу после долгого отсутствия сна нельзя отправлять обратно в общий террариум, да будь она там хоть трижды альфа, убьют соплеменники. Мол, проверено опытным путём. Но Лоренц усмотрел в этом свою, этологическую проблему. Болен, не можешь себя защитить? Всё! Покойник. У крыс так. «Падающего толкни!» Видимо, Ницше тоже на крысах изучал проблему.Collapse )
Юность

литературный виктимблейминг

Если красота в глазах смотрящего, то пошлость — в голове слушающего.(Из комментариев) Это мне было сказано по поводу знаменитой строки Веры Ибнер "Ты шашкой оловянною взмахни не сгоряча, сруби лихую голову до самого плеча...". Мол, если видишь второй, неприличный смысл этой строки, значит, пошлый ты человек. Вера Инбер полностью была с этим согласна: мол, каждый понимает в меру своей испорченности. Под неиспорченностью, по-видимому, предполагается неосведомлённость. Не знает человек обсценной лексики, значит, не испорчен. Однако человек может знать все три этажа обсценной лексики и даже регулярно пользоваться этим строением, но не услышать ничего странного в "сруби лихую голову", потому что он не аудиал, а, допустим, визуал или кинестетик. Вовсе не обязательно, чтобы поэт был исключительно аудиалом. Поэзия визуалов красочна, метафорична, кинестетиков — экспрессивна. Но в любом случае поэт должен сам для себя проговаривать вслух то, что он пишет. И если написанное можно понять двояко, то не устраивать литературный виктимблейминг, обвиняя слушателей в пошлости и испорченности.
Но есть более частый случай литературного виктимблейминга. Человек пишет ужасные, корявые стихи, но он-то знает, какая глубина чувств и ясность мысли скрыта за этими невразумительными строками, а потому упирает на красоту, которая в глазах глядящего. Мол, ты не видишь красоты моих строк, потому что эта красота должна рождаться в твоих глазах, а если не рождается, что-то не так с твоими глазами.
Парируешь: это что-то не так с твоими стихами. Но человек вспоминает чувство, которое дало толчок к написанию этих стихов. Чувства высоки и прекрасны, значит, и стихи, рождённые ими, прекрасны. И при чём тут рифмы, размеры и всякие там аллитерации? Глупость какая-то.
Но по нынешним временам у искусства отняли-таки объективность. Такая вроде бы безобидная установка: красота в глазах смотрящего. А породила наглого, циничного монстра — современное искусство.
Юность

Пастернак. Из ненаписанного.

ведь это проблема.
Можно слепить любой фейк, запустить в интернет, и, если содержание этого фейка будет соответствовать вкусам некоторой части юзеров, он вирусно расплодится и распространится по всему инету.
Можно насочинять скабрёзных стишков и приписать хоть Пушкину, хоть Баркову. И всё. Полетят по интернету, по журналам и блогам. И концов не найдёшь, откуда это взялось. Так как было время, когда ничего не индексировалось. А теперь не индексируются подзамочные записи. То есть, поймать за руку мистификатора не так просто.
В данном случае имеем слабый дидактический стих. По одной версии - это собственное стихотворение Бориса Пастернака, по другой - перевод из Киплинга, сделанный Пастернаком. Видимо, "Заповедь".
Очень всё странно. Плагиат наизнанку.
птица

Юлия Матонина (1963-1988)


не запали в память вот эти строки


      Я посеяла следы -
      Выросла дорога.
      Там где близко до беды,
      Близко и до Бога...

Кто автор - я забыла, но стихи помню. В 87 году был был слёт (съезд, конкурс, симпозиум, конгресс) молодых поэтов Северо-Запада. И там я услышала эти строки, и даже не от самого автора, а от человека, который все семинары посещал, в отличии от меня, и со всеми поэтами перезнакомился. Это было глухое и тяжёлое для поэтов время. Меня за мои строки

                        Было племя, как пламя
                        Мы не этого племени.
                        Наше вялое знамя
                        Дышит  ветром безвременья.

Лит.руководитель готов был на куски порвать. Что значит безвременье? У нас прекрасное время!
У одного парня, он лётчик, были стихи про самолёты. Строка: "святое небо надо мной". Лит.рук. исправляет: "большое небо надо мной". Я говорю: "Что вы делаете? Тут аллитерация - "св". Самолёты, свист ветра, свобода. Небо тоже должно "свистеть", а не шипеть, быть святым, а не большим. Мне отвечают: "Свобода пусть будет. У нас самая свободная страна в мире. А вот "святого" быть не должно, это религиозный термин."
И вот в такое время девочка пишет свои стихи


        Мне казался до неба тополь,
        Двор - в полмира, любимый - Бог.
        А теперь все во мне. И только
        Тополь, двор, человек одинок.

С потрохами съедят. И съели. И не стало человека. В общем, почитайте: http://storoj-sergeev.livejournal.com/19459.html, а ещё вот http://solovki.info/?action=archive&id=48
                  
         Первый снег растает,
         И второй, и третий.
         Как весна настанет,
         Мы и не заметим.
         Первый раз простим мы,
         И второй, и третий.
         Что давно простились,
         Мы и не заметим.


Вот такой поэт ушёл так рано.
Юность

Монолог новогодней ёлки



ля веселия гостей
Ёлка, ёлка на кресте.
"Здесь мои палаты,
Здесь мои пилаты,
Я ли виновата,
Что была богата,
Что была роскошна
Так неосторожно!
И на карнавале
В этом шумном зале
В гомоне и смехе
Я здесь для потехи.
Радостные лица,
Каждый веселится
И подарков ждёт.
Новый! Новый Год!
Самый главный праздник
Для еловой казни."
Юность

Так! — весь я не умру, но часть меня большая, От тлена убежав, по смерти станет жить

Значимые литературные произведения имеют либо историческую ценность, либо эстетическую, либо и то и другое в одном флаконе. Последнее, разумеется, вариант идеальный.
Сыну (9 кл.) задали выучить стихотворение. Какое, спрашиваю? "Да, памятник!" "А-а! "Я памятник себе воздвиг нерукотворный, к нему не зарастёт народная тропа." "Нет, не это." "Как это?" Ну да, Державин. Учить наизусть.  А сама-то она это наизусть знает? Видимо, училке очень хочется, чтобы как можно больше народу возненавидело поэзию.
Я ничего не имею против Державина. Стихотворение НА СМЕРТЬ КНЯЗЯ МЕЩЕРСКОГО "Глагол времен! металла звон! Твой страшный глас меня смущает..." я знаю наизусть.
Но Державинский "Памятник" на порядок слабее Пушкинского и имеет только историческую ценность. Прочитали, разобрали, выяснили: кто такая Фелица? И почему Державин суёт её во все дыры, в смысле, в стихи? Попытались запомнить фамилию Гораций. Оказывается, он первый себе нерукотворный памятник воздвиг, другие потом подсуетились.
Разобрали эпитет "забавный" в строке "Что первый я дерзнул в забавном русском слоге...". По нынешним временам забавным кажется украинский язык. Вот и сопоставьте. Но зачем же  Державинский тягомотный "Памятник" надо учить наизусть?
С училкой объясняться? - Себе дороже. Она мне объяснит, что для моего балбеса ничего не представляет эстетической ценности, кроме "Умы Турман", которых он у неё на уроке в наушниках слушает.
Пусть ставит двойку. Одной больше, одной меньше. У моего солнушки на этой почве неврозов не возникает. Ему всё по барабану и его окрестностям.